Правда о гроте Проскурякова.

Правда о гроте Проскурякова.

На Севере Хакасии в Ширинском районе вдоль правого берега реки Белый Июс располагается скальный массив Тогыз-Аз, что в переводе с хакасского языка означает 9 ртов.

По хребту проходит популярный туристический маршрут Тропа предков, который начинается от грота Проскурякова. Немногие, скажу я вам, задумываются о том, почему грот так называется, кто такой Проскуряков и какая история связывает маленькую пещерку и этого человека.

Местные гиды рассказывают о том, что Проскуряков был археологом и при изучении этих мест открыл грот, описал его и провел в нём раскопки. Стоит зайти в интернет и сразу же можно найти много сайтов с одним и тем же коротким текстом, там гиды и подчерпнули информацию. Я же задалась целью найти больше информации на эту тему, но тщетно. Изредка под статьями я находила список использованной литературы, где среди прочего значилось:

Проскуряков П. С., 1889. Июсские пещеры // Известия Восточно-Сибирского отдела Русского Географического Общества. Т. 20. № 2. С. 32–34.
Проскуряков П. С., 1890. Отчет о предварительном исследовании июсских пещер // Известия Восточно-Сибирского отдела Русского Географического Общества. Т. 21. № 4. С. 20–25.

И тогда я принялась искать текст первоисточника. Нашла, но в формате PDF и на дореформенном русском языке. Действительно, Павел Степанович летом 1888 года изучал пещеры Чёрного и Белого Июса. Первый, краткий отчёт он написал в ноябре того же года, но в нём нет ни слова о гроте, который ныне называют по его фамилии. Хм, интересно.

Тогда ищем текст второго, более подробного отчёта об экспедиции, который был написан через полгода:

И тоже ничего. Зато, как стало известно из первоисточника, Проскуряков изучал и проводил раскопки в Большой Тогзасской пещере. Частично эта информация отражена в книге “Малая Сыя. На земле и под землёй” Олега Доброва.

Ни в статьях не пишут об этом, ни экскурсоводы не рассказывают. Это еще раз доказывает то, как полезно и интересно читать именно первоисточник.

Для того, чтобы текст Павла Степановича читался легко, я переписала его на современный русский язык, сохранив стиль изложения:

Июсские пещеры.

(Письмо 1. Проскурякова от 18 ноября 1888 г. из Красноярска).

По поручению Восточно-сибирского Отдела Императорского Географического Общества летом нынешнего 1888г. мною были исследованы в палеолитическом и археологическом отношении пещеры, находящиеся по рекам Белому и Чёрному Июсам в Ачинском и Минусинском округах Енисейской губернии. Первыми мной были осмотрены пещеры на Чёрном Июсе, недалеко от улуса Подкаменного. Всего пещер здесь 3. Две из них не содержат никаких остеологических остатков, малы по величине и труднодоступны. Третья пещера мною была исследованы более подробно. Пещера эта находится в граните с магнеаиальной слюдой; в длину она имеет 4 т с, в ширину от 1,1(4?) – 3 саженей[1] и в высоту до одной сажени. В пещере этой найдены мною человеческие кости, по крайней мере от 3-х скелетов, но вероятно не особо древнего происхождения. Находились они на ограниченной площади, некоторые на поверхности, другие на глубине 3-х четвертей[2] среди гранитного щебня различной величины, который почти исключительно и составляет грунт пещеры. Раскопки доведены были на некоторых местах до сплошного камня, находящегося на глубине от одной четверти до двух с половиной аршин[3]; но ни поделок, ни костей животных в этой пещере не найдено.

            Наиболее интересными как в палеонтологическом, так и в археологическом отношении представляются пещеры по правому берегу Белого Июса. В 5 – 6 верстах[4] вверх по течению от улуса Тохзасс[5]; находятся они в известняковых горах того же имени. В самой большой пещере, обращенной отверстием на юг, имеющей при входе 4 сажени, 2 аршина (Прим.: 9, 94 м.) высоты, 6 саженей, 1 аршин (Прим.: 13,49 м.) ширины и 17 саженей, 2 аршина (Прим.: 36,63 м.) длины, найдены мною кости вымерших и современных животных, черепки горшков, две костяные поделки и руническая надпись на правой стене, сделанная при входе красной и черной краской. Исследования этой пещеры далеко еще не окончены вследствие трудности работы; достигнуть до нее можно только пройдя пешком версты 1,5 по плохой горной тропинке и осыпи известкового щебня. Доступ к воде также очень трудный, что составляет даже одно из главных неудобств при исследовании.

            В одном из преданий об этой пещере есть указание, что в конце ее, где царствует темнота, вследствие заворота (на северо-востоке), был когда-то еще низкий проход в другую, еще более обширную пещеру, но в настоящее время этот вход так завален, что о возможности его существования может напоминать разве одна поперечная щель, из которой есть тяга влажного холодного воздуха (+6℃), как из погреба. Добраться до входа мне не удалось, так как копать пришлось бы очень много, и между тем приходилось осматривать каждую лопату земли при свете фонаря. Грунт пещеры мергелистый[6] с большим содержанием разной величины обломков известняка. Желательно было бы на следующее лето закончить исследование этой пещеры, из которой при дальнейшей рукописи надеюсь извлечь большее количество интересного материала.

            Кроме упомянутой пещеры мною исследовано, хотя более поверхностно, еще 7 пещер и 10 пещер осмотрено без раскопок. Многие из этих пещер несомненно могли служить и служили убежищем как животным, так и человеку. В сухой богатой пеплом почве некоторых пещер на обломках известняка находятся часто кристаллы селитры, которая несомненно произошла из помета и мочи диких животных, укрывавшихся в них, но нет основательных соображений заключать о правильности определения количества селитры г. Пащенко (в 20000 п. см. Журн. «Древности» за 1888 г. т ХI, вып. 3 ст. Брандербурга). По моему мнению едва ли наберется на пудов[7] двадцать во всех осмотренных пещерах. При сем прилагаю приблизительную копию с рунической надписи на правой стене Тохзасской пещеры. Надпись эта начерчена на неровной поверхности и очертания некоторых знаков не ясны. Для точного снимка у меня не было никакого материала кроме писчей бумаги и карандаша.

Павел Проскуряков.


[1] Сажень – 2,13 м.

[2] Четверть – 18- 19 см.

[3] Аршин – 0,71 м.

[4] Верста – 1066,8 м.

[5] Ныне поселок Ефремкино.

[6] Ме́ргель — осадочная камнеподобная горная порода смешанного глинисто-карбонатного состава: 50—75 % карбонат (кальцит, реже доломит), 25—50 % — нерастворимый остаток (SiO2 + R2O3).

[7] Пуд – 16,38 кг.

И переписала второй отчет, более подробный, который лучше раскрывает результаты работ археологов в пещерах Чёрного и Белого Июса:

Отчет

О предварительном исследовании Июсских пещер.

            По поручению Восточно – сибирского отдела императорского Русского Географического Общества на средства Юл. П. Матвеевой летом 1888 года мною были исследованы пещеры, находящиеся в горах по рекам Белому и Чёрному Июсам в Ачинском и Минусинском округах Енисейской губернии.

            Экскурсия эта была вызвана статьей Н. Е. Брандербурга: «Заметка о костеносных пещерах в Сибири», помещенной в журнале «Древности» за 1886 г. (т. ХI, вып. 2). В упомянутой статье приводится известие о Июсских пещерах, извлеченных г. Бранденбургом из архива Главного Артиллерийского управления за 1799 год, в котором сообщается, что некто Ив. Пащенко, командированный генер. Корсаковым для поисков селитры в места кочевых татарских орд Кызыльской и Качинской доносить, что он нашел признаки селитряной земли по рекам Белому и Чёрному Июсам в 8 пещерах Июсских гор. Описывая местоположение этих пещер, их величину и перечисляя примерное количество находившейся в них селитры в 20000 пудов, – Пащенко добавляет: «Как же в оных пещерах попадаются человеческие кости, то и должно думать, что есть причина, находящейся там земли, производящей селитру».

            Хотя и нельзя согласиться с Пащенко относительно происхождения селитры, тем не менее важен был факт присутствия в пещерах человеческих костей, давших повод Пащенко сделать заключение об образовании такого громадного количества селитры. В этом отношении Июсские пещеры представляли большой интерес.

            Прежде всего я решил осмотреть пещеры вблизи Тайдонова улуса по Чёрному Июсу, как находящихся в местностях наиболее известных, почему и избрал такой маршрут: село Новоселовское, д. Кузыров, д. Кугунек, улус Козлов и улус Подкаменный. В последнем пункте, стоящем на Чёрном Июсе, мы[1] остановились для осмотра находящихся вблизи пещер, упомянутых Пащенко[2]. Одна из пещер видна из самого улуса, но «отстоит» от него верстах в 4 – 5. Пещера эта находится в гранитном утесе и представляет настолько небольшое углубление, что не может иметь значения в палеонтологическом отношении. Грунт этой пещеры состоит из целика, обнажающего в некоторых местах из-под незначительного слоя гранитного щебня. Другая пещера «отстоит» от улуса Подкаменного верстах в 8; находится также в гранитной скале и известна у инородцев под именем Костяной пещеры, вследствие нахождения в ней человеческих костей[3]. Размеры этой пещеры также невелики; – в глубь скалы 4 с. 2 ар., ширина от 1,5 до 3 саж. и высота от 1 с. до 3 саж. Найденные нами кости действительно принадлежали 4 человеческим скелетам и находились на ограниченной площади около входа в пещеру. Некоторые кости лежали на поверхности, другие среди гранитного щебня до глубины 1 арш. Гранитный щебень смешавшись с тонкой пылью, столбом поднимающейся при выбрасывании; это исключительный грунт пещеры, толщина которого, обнаруженного при раскопках, достигает от 0,5 арш. до 2,5 арш. Беспорядок в положении костей был настолько велик, что невозможно судить о первоначальном положении скелетов, да и само присутствие их здесь может быть только случайное, так как никаких признаков обитаемости эта пещера не заключает в себе. В этой пещере не найдено ни одной даже кости какого-нибудь животного.

            Третья пещера находится саженях в 100 от Костяной пещеры; размеры ее еще меньше первой; находится также в гранитной скале над Июсом, на высоте около 50 саженей над водой. Произведенные здесь пробы ничего не дали.

            Наиболее интересными являются пещеры по правому берегу Белого Июса в Минусинском округе, верстах в 5 от улуса Тохзасс[4]. От первых трех пещер Тохзасские «отстоят» вверх на 125 к «SO». Путь наш к этим пещерам лежал из Подкаменного улуса на улусы: Ошколь[5], Чебаки (село Покровское), Тарчу[6] и Тохзас. По правому берегу Июса около Тохзаса начинаются известковые скалы и утесы, часто отвесно спускающиеся к воде. Из-под известняков к востоку от улуса Тохзас местами замечаются выходы гранита с жилами рудного кварца и выходы порфиров[7]. Кварцевые жилы содержат в себе медную руду, которая когда-то здесь разрабатывалась, что видно по шурфам, на бортах которых находятся большие груды наломанного кварца с медной зеленью, синью и блеклой медной рудой. В горах, подходящих к правому берегу Июса, находится много различной величины пещер. Наиболее значительной по размерам и интересной является пещера, находящаяся верстах в пяти от Улуса Тохзас, саженях в 70 над уровнем Июса, недоступной со стороны реки; устьем своим пещера обращена на юг и имеет при входе 4 саж. 2 арш. высоты, 6 саж. 1 арш. ширины при основании и вглубь простирается на 17 саж. 2 арш. В самом узком и низком месте пещера имеет до 1,5 саженей высоты и до 1 саженя ширины. Уменьшение размеров обуславливается повышением уступами дна пещеры и постепенным понижением потолка. В конце пещеры вследствие небольшого уклона на восток царствует полная темнота; здесь вместимость увеличивается и потолок вдается вверх на 5 саж. в виде конуса, вследствие прислонения в наклонном положении задней стены к бокам пещеры.  Стены покрыты серым налетом, а на потолке при входе виднеются темные пятна и такого же цвета почковидные, как бы смолистые образования, вероятно продуктов разложения лишаев или других растительных веществ, просачивающихся в трещины. Дно пещеры усыпано известковым щебнем, перемешанным с мергелем, толщина которого в средней части весьма незначительна, но в начале и в конце пещеры довольно значительная, хотя в точности не определена нами. С поверхности часто попадались нам кости животных из рода Cervidae[8], по большей части расколотые трубчатые кости. Пробные раскопки мы начали в конце пещеры. Работа производилась при свете фонаря, но так как стены пещеры темные, то свет фонаря оказался крайне недостаточным. Четыре свечи, зажжённые нами, также не вполне хорошо освещали пещеру, вследствие чего работа была медленна и неудобна. Грунт в конце пещеры сырой, мергелистый мало заключает в себе щебня и довольно плотный. Снимая постепенно землю, мы постоянно наталкивались на кости, черепки глиняных горшков, так что приходилось работать с большой осторожностью, рассматривая каждую лопату земли при свете свечи. На глубине 0, 5 арш. встречены были две обделанные кости. Одна из них (а) 5,3 сант. Длины, от 1,3 – 1,1 с. ширины и 0,5 с. толщины с отточенными или срезанными краями, с небольшой кривизной. Другая поделка представляет также костяную палочку (д) 4,2 сант. длины, 0,4 с. ширины и такой же толщины, по всей длине палочки идут два желобка с противоположных боков; жаль только, что это обломок. Найденные здесь черепки гладкие, не имеют рисунков. Глубже аршина перестали попадаться кости и черепки, щебня также мало, но зато попадались сталактитовые обломки разной формы и величины. В конце пещеры найдены кости Bovis[9] primigenii, Equi[10] caballi, Cervi[11] tarandi, C. Capreoli, какого-то небольшого хищного животного (часть нижней челюсти с зубами) и друг., определение которых затруднительно без специального изучения[12]. Придвигаясь при раскопках к задней стене мы дошли до горизонтальной щели, из которой обнаружилась тяга сырого холодного воздуха (+6℃).

            Инородцы передавали, что по рассказам их стариков, щель эта ведет в другую пещеру, еще более обширную, куда можно было лежа проползти по длинному проходу, но убедиться в справедливости этого решения нам не пришлось: потребовалось бы много времени и труда для раскопок. Углубившись на два аршина около задней стены, мы прекратили работу потому, во-первых, что ниже 1 арш. перестали попадаться кости и черепки, а во-вторых для дальнейших раскопок нужно было выносить из пещеры вынутую землю, что также заняло бы много времени. В виду этого мы перешли к устью пещеры и сделали пробы около восточной стены, где и замечена была руническая надпись, грубый снимок который я имел уже честь представить в Отделе при краткой заметке о результатах моей поездки. Пробы у восточной стены при устье пещеры также дали нам черепки и кости тех же животных, кроме того здесь попадались черепки с рисунками, но никаких других поделок не найдено; в этом месте снят слой в 0,5 арш. толщиной. Недалеко от устья по середине пещеры лежат три больших камня, около которых при раскопках обнаружилось большое и долговременное огнище; почва в этом месте состоит из золы, угля и пережженных костей, толщиной более 1,5 арш. настолько пылеобразной и сухой, что выбрасывать ее лопатой было почти одинаково, что черпать воду решетом. В верхнем слое около камней находится значительное количество козьего кала, вследствие чего на более глубоких местах на щебне попадается селитра иногда слоем до 1 вершка[13].

            За пределами огнища, на глубине ¼ аршина найдена среди щебня задняя часть черепа Ovis argali[14]. Возле западной стены также было огнище, так как встречаются угли, пережженные кости и черепки с рисунками и без них. Описанными работами мы закончили предварительные исследования этой пещеры. Хотя материала в смысле разнообразия и добыто мало: замечается отсутствие каких-либо орудий, каменных или бронзовых, тем не менее и имеющийся материал указывает на обитаемость пещеры. Более обстоятельные и тщательные раскопки дадут несомненно более обильные результаты как в археологическом, так и в палеонтологическом отношении. Жаль, что нам пришлось натолкнуться на эту пещеру не из первых, и кроме того, много времени отнял осмотр других пещер столь многочисленных в этих горах, тем более, что способ передвижения возможен только пеший.

            Так как мои исследования далеко еще не окончены и остальные пещеры не все еще осмотрены и опробованы, то поверхностное описание их считаю лучшим отложить, в надежде, что Отдел не откажет мне в дозволении дальнейших работ нынешнем летом. Всех пещер мною осмотрено 17. Конечно, далеко не все из них достойны внимания.

2 апреля 1889 г.

Павел Проскуряков.


[1] Прим. автора: Помощником в сборе всякого рода естественно-научного материала мною взят был окончивший курс в красн. уч. семинарии Ис. Ник. Занковский.

[2] Прим. автора: Пащенко упоминает о пещерах вблизи Тайдонова улуса, но он ближе к улусу Подкаменному, который, вероятно, во времена Пащенко не существовал.

[3] Прим. автора: Проводник-инородец первое время не хотел входить в пещеру, опасаясь для себя дурных последствий. По его словам никто из инородцев не заглядывает в нее с тех пор, как случилось несчастье с одним пастухом, потревожившим приходом своим злого духа, обитающего в этой пещере. По выходу из пещеры у этого пастуха пошла носом и горлом кровь, отчего он вскоре и помер.

[4] Ныне поселок Ефремкино.

[5] Село существовало с 1625г. по 1980г.

[6] Село существовало с 1911г. по 1980г.

[7] Горная порода вулканического происхождения.

[8] Олени

[9] От лат.: Корова

[10] От лат.: Лошадь

[11] От лат.: Олень

[12] Прим. автора: Определение костей было произведено по коллекции Ин. Т.Савенкова, коллекция же его была определена г. Черским.

[13] Вершок – 4,5 см.

[14] От лат.: Горный баран

Вывод моей работы таков: авторы, которые пишут о том, что грот был открыт Проскуряковым и ссылаются на данную литературу, явно её не читали. Я прочитала – нет там такой информации. Возможно есть более поздние отчёты Проскурякова, где описывается более подробное изучение пещер Белого Июса, но я пока их не нашла. Если вы владеете информацией об отчетах исследования пещер Чёрного и Белого Июса, сообщите мне в комментариях, в соцсетях или сообщением на электронную почту alena180892@mail.ru.

Копирование материалов для публикации на сайтах и соцсетях возможно только с разрешения автора с указанием авторства и обязательной активной ссылкой на первоисточник.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »